Страницы памяти. Ольга Петровна Глущенко: «Воспоминания о войне навсегда оставили след в моей памяти …»

08.11.2017

Ольга Петровна Глущенко родилась 1 мая 1930 года в селе Балки Запорожской области. Она отчетливо помнит 22 июня 1941 года... День, который расколол жизнь миллионов советских людей на «до» и «после». Война не пощадила никого - ни взрослых, ни детей. И даже если удалось выжить, остаться целым, - воспоминания тяжелым комом лежат на сердце, жгут душу. 76 лет прошло с того дня, а Ольга Петровна не может говорить о своем детстве без слез.

Великая Отечественная война застала семью Ольги в родном селе. Семья, как и все в то время, была большая - пятеро дочерей. Старшей -13 лет, младшенькая родилась, когда отец уже ушел на войну.

- Помню, сидели во дворе под стогом сена и сильно плакали, а старшая сестра объясняла нам, что на нас напали интервенты, и всем надо Родину защищать. И может случиться так, что папочка не вернется, - вспоминает Ольга Петровна начало войны.

Всех здоровых мужчин мобилизовали на фронт. Остались только женщины, дети, старики и инвалиды. И поля неубранные - зерно, подсолнухи, кукуруза. Дети стали на работу в колхоз ходить вместе со взрослыми. Зерно собирали, на веялках работали. Сушили зерно, потом грузили его на подводы. 

- Впервые увидели немцев, когда второй год уж, наверное, был войне. Сидим с сестрами на печке. А мама подоила корову, взяла крынку с молоком, чтобы в подвал отнести. И вдруг, видим, по дороге фашисты идут. Двое подбежали к маме, схватили крынку и стали пить. А возле забора стоял чан, куда мы сливали остатки еды для поросенка. Они котелками черпали и жадно так глотали, передавая друг другу. Такие голодные были, - продолжает Ольга Петровна.
Но самое сильное воспоминание не об этом, конечно.

- Однажды по селу пронесся слух, что неподалеку от нас, за плавнями - это заливные сенокосные луга, - в лесу остались отрезанные немцами партизаны. И у них на исходе продукты, - говорит женщина. - Собрались наши женщины и решили помочь им. Целый день готовили - пекли хлеб, сбивали масло, сметану, собирали подсолнечное масло, муку. Провизии набралось - четыре подводы. Решено было отправить подростков, потому что если взрослые наткнутся на немцев - смерти не избежать. Снарядили двух мальчиков и двух девочек, в том числе и меня. А проводником стал пятнадцатилетний мальчик. Никакого страха не испытывали, только гордость - еще бы, лошадей нам доверили! Было просто интересно и радостно в предвкушении приключений. А матери, прощаясь с нами, плакали и целовали с головы до ног. 

Выехали вечером, когда стемнело. Продукты на подводах укрыты сеном, на каждой - по ребенку. Когда въехали в лес, вот тут стало страшно - а ну как в засаде немцы?! И вдруг заскрипела одна телега, видимо, от тяжести. Вожатый остановил нас - дальше с таким скрипом ехать нельзя. И вот, молодец, ведь придумал! Подставили мы все четверо плечи под подводу (у меня до сих пор это плечо побаливает), он отвернул колесо и налил на него масла подсолнечного из бидона. И перестало скрипеть. Поехали дальше. Мы ж дети малые - клюем носами. А вожатый нам: «Только не спите, только не спите! Говорите: «Господи, помилуй, господи, помилуй!». А мы - что понимаем? - выросли без церкви, но повторяли за ним. И вдруг перед нами возникли двое мужчин. Парень с ними поговорил, они подбежали к нам, на руки подняли, стали обнимать, целовать. Дошли мы до отряда, разгрузили подводы. Нас спать положили - ночью в обратный путь отправляться. А мы спать не можем, все расспрашиваем - матери наказали разузнать про отцов наших, может, встречали где. 

По словам Ольги Петровны, из той поездки ребята вернулись вмиг повзрослевшие. Все понимали, что это было не просто ночное приключение - они помогли людям спастись. Так Ольга еще трижды ездила в отряд. И каждый раз она делала это уже сознательно, понимала - зачем. 

- Как-то вечером объявили, что будут отправлять в Германию молодежь. И по списку идут первыми дети коммунистов, среди них наша старшая сестра Мария, ей уже 14... Мама переживала, что делать? Посадила перед собой старшую дочку и говорит: «Умру, но в Германию тебя не отправлю. Мне отец не простит». Взяла пучок крапивы и по дочкиным ножкам настегала - до белых волдырей. Сестра кричит от боли, мы плачем от страха. «Терпи, дитя мое, терпи», - уговаривает мама. И тут как раз на пороге - два немца и полицай. А сестра сидит на печке, ноги свесила. Они как увидели ее волдыри, закричали: «Рожа, рожа!» - и бегом из хаты. Пронесло, думали мы. А утром видели, как молодых парней и девушек грузили в машины - крик стоял на всю округу, плакали все, и родители, и дети. Чувствовали, что расстаются навсегда. А через три дня - снова облава - в первый-то раз многим удалось спрятаться, - вспоминает Ольга Глущенко.

Еще перед глазами Ольги Петровны, как будто это было вчера стоит эвакуация. Бесконечные колонны: дети, женщины, старики. Пыль, грязь, жара смешивались с плачем и криками. 

- И вот все слились в общий поток - три села собрали. На телеге поклажа нашей семьи и соседей. К ней на привязи две коровы. Мама повязала платок на груди - там младшенькая, еще одна - Полина, на шее. А нам троим - Марии, Нине и мне - строго-настрого велела держаться за юбку и не отцепляться. Рядом соседка с двумя маленькими. Сколько мы шли - не знаю, на ногах мозоли, колючки. С одной стороны колонны - лес, с другой объезжают нас кто на подводах, кто верхом. И везде немцы с автоматами и собаками, - со слезами на глазах вспоминает Ольга Петровна. - Нас все обгоняют, дети маленькие - устали. Я, как ни старалась сестер подтягивать, не получается. Уже у самой сил нет идти. Мама только повторяет: «Оля, следи за малыми. Оля, следи за малыми». И вот остались мы со своими коровами и тачкой самые последние. Сзади только немцы. И тут они стали натравливать на меня собаку - забавы ради. Собака вцепилась мне в подол, зубами треплет его, от платьишка одни лохмотья остались. А те гогочут. И так несколько раз. В конце концов мама встала и говорит: «Все, дети, пусть нас убьют, но больше я это терпеть не могу». А сама потихоньку из колеса вытащила гвоздик и спрятала за пазуху. Немцы подошли, подергали-подергали тачку - не едет. И сказали - пусть остаются. Машина сзади поедет, мол, подберет. 

Так все и остались на дороге - две женщины, семеро детей, две коровы и тачка. Только немцы скрылись из виду, мама Ольги вставила гвоздь на место и все скрылись в лесу. Ночью начался бой. Женщины и дети оказались на передовой прямо между советскими солдатами и немцами. Под утро, как все стихло, отправились дальше. 

- Опять ночь наступила. Слышим, какой-то шорох в подсолнухах. Пригляделись - солдаты бегут в плащ-палатках. Они и подсказали, куда идти до ближайшего села. Здесь в каждом доме солдаты, спят на соломе по два часа, сменяя друг друга, потом снова в бой. Едят на ходу, - рассказывает О. Глущенко. - Прожили мы там полтора месяца - сразу нельзя было возвращаться: село наше немцы, отступая, заминировали. Потом погрузили нас в машину - и детей, и коров и отвезли в наши Балки. 

От родного села осталось одно пепелище. Потихоньку строиться начали. Жизнь стала налаживаться и к зиме семья выстроила себе мазанку.

- Помню День Победы. Собрались все в центре села у репродуктора и с замиранием слушали голос Левитана: «Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена, Германия полностью разгромлена...» Что тут началось - все целуются, обнимаются, тут же срывают цветы, подбрасывают вверх, - вспоминает Ольга Петровна. - После этого стали мы на станцию ходить каждый день - отца встречать. А он все не едет и не едет. Уже и поезд уйдет, а мы все стоим. Тут мама скажет: «А вдруг он нас дома ждет?» - мы бегом! И дома нет. Как-то днем - в воскресенье - смотрим, через огород мужчина идет в военной форме. Мама замерла и говорит: «Ой, походка-то отца». А с места сдвинуться не может. Мужчина побежал уже и закричал: «Ты что, меня не узнаешь?» И тут мама очнулась: «Дети, бегите, ведь это отец наш!» Тогда нам уже легче стало, когда папа вернулся. Тут и школу открыли, сестра работать пошла, мы - учиться.

После школы Ольга Петровна поступила в медицинское училище. Окончив его в 1953 году, по распределению вместе с двумя подружками приехала в Вожаель Княжпогостского района. 

- Устроили кого в поселок, кого на фельдшерский пункт, а мне «повезло» в зону попасть. Работала с заключенными. Повидала всяких людей... А через некоторое время приехал сюда работать молодой хирург Иван Глущенко. Он родом из Одессы, почти земляк. Познакомились, полюбили друг друга, поженились. Так вместе с ним и прослужили. Дочь Людмилу вырастили, - улыбается Ольга Петровна.

Работала Ольга Глущенко и в п. Коин в учреждении АН-243 Усть-Вымского УЛИТУ МВД РФ медицинской операционной сестрой. Затем были медицинская колония в п. Весляна, учреждение КЛ-400 в Микуни. Сейчас живет в Сыктывкаре.

- Столько времени уже прошло. А воспоминания о войне навсегда оставили след в моей памяти. У меня много наград, но самая ценная - медаль «За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны», как напоминание о тех годах, - поделилась Ольга Петровна. - И еще скучаю я по Родине – Украине. Там родители, сестры и муж похоронены. Здесь дочь и внуки. Но я не унываю, несмотря на возраст! В Совете ветеранов УФСИН во всех мероприятиях участвую, - они молодцы, нас, ветеранов, не забывают. А я запевалой слыву. Видимо, в детстве и в юности не напелась. 



Пресс-служба УФСИН России по Республике Коми


 

Дата последнего обновления: 08.11.2017 09:07

архив новостей

« Сентябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация